«Зачем выживать? Надо жить!»

Последнее интервью Риммы Казаковой для «Новые Известия»

— Можно ли жить с большой душой в сегодняшнем мире, где законы выживания исключают подобные качества в человеке?

— Зачем выживать? Надо жить. А что касается материальных сложностей, то я дитя войны. Так, как мы жили тогда, никогда уже мы жить не будем. И на хлеб, даже с маслом, у каждого хватит.

— Во времена вашей молодости театры были полными?

— Причем здесь театры? Такого тотального равнодушия к культуре, конечно, не было. Когда я была молодой, нам радовались, когда мы приходили в Союз писателей.

— А сейчас вы не радуетесь?

— Радуюсь. Но что их ждет? Книжки издаются только за свой счет. Печатают мало, а если печатают, то платят копейки. И вообще всячески убеждают, что поэт — это не профессия, это — хобби. Могу ответить только стихами:

«…Сочинять стихи — не ловля мух.

Говорят, что это — не профессия.

Но для хобби слишком много мук…»

Писать стихи — это дело жизни. Но сначала надо доказать обществу, что ты полезен для него. Путь этот труден. Поэтому им идут немногие. Я не очень-то верю в высшие силы, но иногда мне приходит в голову мысль, что у поэта есть особое предназначение и что эти силы помогают.

— Когда вы впервые почувствовали в себе этот дар?

— Очень рано. Но не считала себя поэтом. По образованию я историк. Я работала много и в разных местах. В Доме офицеров, на киностудии, в газете…

— И попутно писали стихи…

— Пока не поняла, что это главное в жизни. Стихи — нечто почти биологического свойства. Что-то происходит, и хочется это запечатлеть в строчках.

— В цеху поэтов существует такое понятие, как крепкая дружба? Или поэты — индивидуалисты?

— Наверное, есть. Один очень хороший ленинградский поэт написал однажды: «А мне чужих стихов не надо, мне со своими тяжело»… Мы конкуренты, так что отношения сложные… В основном, доброжелательные.

— Какие качества вы не могли бы простить своему собрату по перу?

— Есть одна поэтесса, она очень злая. Я с ней просто не общаюсь.

— Разве может быть злой поэтесса?

— Выходит, что может.

— Вы сказали, что молодые поэты могут издавать книги только за свой счет.

— Не только молодые. Все.

— И даже вы?

— Несколько лет издавала книги благодаря спонсорам… потом нашлось издательство, которое издало три моих книжки, и до сих пор их переиздает.

— Книжные полки в магазинах полны поэзией

[AD]

— Есть что-то интересное?

— В основном переиздают классику.

— Вот видите.

— Москва – удобный город для поэта?

— Ну а где жить? Провинция имеет свои достоинства и свои огромные недостатки. Поэту нужна среда, нужна тусовка себе подобных. Москва — это центр коммуникаций, здесь можно многое сделать не только для себя, но и для того, чем занимаешься.

— Читаете ли вы прессу?

— Читаю. И залезаю в интернет. Смотрю сайты «Эха Москвы», «Свободы»…

Не всем движениям, которые находятся в конфронтации к существующему строю, я сочувствую. Хотелось бы конструктивной оппозиции. Плохо, что поэзию отстранили от участия в гражданском процессе. Поэт первым заметит то, что еще никто не может увидеть.

19.05.2008