Вариант героя

Друг мой, мелкий мафиози, 
ты мне дорог потому, 
что не маешься в колхозе, 
не готовишь впрок суму, 

что в цеху не варишь сталь ты, 
не пошёл в учёный люд, 
что начальником не стал ты, 
что всего лишь - честный плут, 

но трудяга, хоть и жулик, 
правда, в норме, не за край, 
что стараешься, не шутишь, 
создаёшь свой личный рай. 

И, привычный к переменам, 
счастье зыбкое куёшь: 
то - спортсменом, то - барменом, 
то - водителем отменным, 
то - базарным бизнесменом... 
Ну и что же? 
Ну и что ж?! 

Ах, мой милый доставала, 
всплывший из народных гущ! 
Век тебя недоставало, 
ты и вправду всемогущ! 

Нынче, темпа не теряя, 
ясно, что - не за стихи, 
ты мне джинсы притаранил 
и французские духи. 

Всё, как надо, по-российски: 
из какой-то пустоты 
вытряхнул бутылку виски, 
дефицитные сосиски 
и шампунь яичный ты. 

И умчал, подобный грому, 
не роняя лишних слов, 
к гулкому аэродрому 
совершать ночной улов. 

Энергичный хват столичный, 
(что же делать, ты - таков!) 
ты отхватишь куш приличный 
у приезжих простаков. 

А к утру домой примчишься, 
опрокинешься в кровать, 
и вздохнёшь, и отключишься: 
всё - о'кей, на сердце чисто, 
можно честно почивать. 

Не случайно, не вслепую, 
не за помощь мне любую, 
понимая, что не прост, 
всё равно тебя люблю я, 
обаятельный прохвост! 

Ты ведь, мальчик, - только детка, 
ты наивен, чист и мал, 
ты - на фоне страшных, тех, кто 
полстраны разворовал. 

Кто фигуры так расставил, 
что иначе не сыграть, 
подворовывать заставил, 
побираться, подвирать... 

Ты всего лишь плоть живая, 
все мечты твои - дымок. 
рядом с тем, чего желает 
кабинетный демагог! 

Залетай опять с товаром 
в дом мой, как к себе домой. 
Накормлю тебя задаром 
тем, что бог послал самой. 

Заскочи - хоть чуть согреться 
и, расчётов не ища, поглупеть, 
вернуться в детство 
над тарелкою борща.

1990