И поняла я в непривычной праздности

...И поняла я 
              в непривычной праздности, 
бесповоротно, 
              зло, 
                   до слёз из глаз: 
дни будут состоять из мелких радостей, 
ну а большие - 
               больше не про нас. 

Как на войне - 
               в обидной непригодности 
того, чья плоть бессильна и больна, 
не пристегнуть мне бесполезной гордости 
к размытому понятию: 
                     страна. 

А уж гордиться, 
                хоть какой, 
                            зарплатою, 
обилием бутылок и ветчин 
и аккуратной на душе заплатою, 
приличной и смиренной, - 
                         нет причин. 

Смятенны чувства, 
                  но логична логика. 
Она поможет одолеть беду. 
И Шарика себе, 
               а может, Бобика 
я по её наводке заведу. 

И, что бы там под ухом ни трезвонили, 
забуду о призванье и судьбе. 

...Пока мне долг 
                 работника и воина 
жестоко не напомнит о себе.