Безответная любовь Риммы Казаковой

В начале этого года известной поэтессе исполнилось бы 80 лет. Она не дожила до своего юбилея четыре года. И хотя Казакова почти всю жизнь провела в Москве, родной Севастополь продолжал жить в ее душе.

В поколении «шестидесятников», да и в целом в поэзии ХХ века стихи Риммы Казаковой, может, и не самые отточенные по форме, но самые открытые, самые беззащитные, самые чувственные.

Словно в огне, в бреду,
Каждый свой день встречаю.
Рядом с тобой иду,
А по тебе скучаю…

Всю свою жизнь она и жила любовью, в ожидании любви. Такие страстные натуры часто бывают несчастливы. Их любовь заканчивается печально. Но сама безответная любовь – это такое счастье, которое дается не каждому, и поэтому Римма Казакова, при всех ее житейских драмах и трагедиях, была счастливым человеком. Она и в 70 лет писала искренние стихи о любви. Для нее никогда поэзия не была элитарным занятием, неким хобби, это гармония человека и общества, тела и души, чувств и разума. И в политической, общественной деятельности она всегда оставалась чувственной и страстной женщиной.

Мой друг, поэт Александр Бобров, писал о Казаковой: «Неотразима и неуязвима завидной уязвимостью своей…». Она доверяла перу самые тайные движения души, свои слабости и грехи. Всю жизнь боролась за высокие идеалы и не принимала безыдейность современного потребительского общества. Никогда не стеснялась с трибуны говорить о скрываемых темах. Занимая завидное положение в одном из писательских союзов, не стеснялась спорить со своими коллегами.

Мы с Риммой Федоровной часто спорили, полемизировали, но всегда дорожили общением. Ее первый сборник стихов «Встретимся на Востоке» вышел в 1958 году в Хабаровске, куда она после окончания Ленинградского университета с комсомольским энтузиазмом уехала покорять просторы Дальнего Востока, отклонив предложение Андрея Вознесенского о замужестве. До конца жизни она умудрялась мечтать о будущем: о будущем детей и внуков, о будущем литературы, о будущем России. И – привычно путешествовать, ибо ее душа не умела сидеть на одном месте. Да и юбилеи свои она встречала всегда в поездках.

Она была изначально советской поэтессой, даже когда не соглашалась с властью, была народной поэтессой, и не случайно ее песни и сейчас поет народ. Многие нынче и знают ее благодаря популярным песням: «Ненаглядный мой», «Мадонна», «Музыка венчальная», «Ты меня любишь», «Ариадна», «Игра», «Нет пути назад», «Поздняя женщина» на музыку Пахмутовой, Крутого, Савченко, Шаинского. Она никогда не кичилась известностью, но умела служить до конца своему поэтическому призванию. Даже когда посвящала свои стихи экс-президенту Путину, это не было какой-то официальщиной, ибо всерьез поверила в миссию Путина:

Президент России плачет.
Боль – гримасой – по лицу,
Как убитый горем мальчик
По убитому отцу.
По солдатам, что почили,
Защитив страну в борьбе.
Вряд ли этому учили
Президента в КГБ…

Римма Казакова никогда не скрывала своей поэтической ангажированности, более того, считала, что поэзия должна служить чему-то большому, великому, значимому. Писать стихи было делом ее жизни. Римма Казакова пребывала в уверенности, что «раньше было другое время. Сейчас мы не можем даже пробить телепередачу о поэзии. Потому что государственная политика по отношению к поэзии, как и в целом к культуре, никакая. У поэтов нет юридического статуса. Поэтому мы вне рынка. А если и приглашают почитать стихи, то предупреждают, что денег за это не заплатят. Считают, что мы должны питаться святым духом…» Хотя сама поэтесса благодаря своим песням в исполнении Киркорова, Лещенко оставалась на плаву, но переживала за великую русскую культуру. Всегда поддерживала молодых поэтов. Она никогда не уклонялась и не выпадала из поэтической и общественной жизни. Как писал Евтушенко: «Римма – не выпала. Ее до конца жизни сверлила боль о непредугадываемой судьбе Севастополя, в котором она родилась, и боль Беслана. «Не могу писать я о Беслане… / «Это было не с нами, не с нами!» – / Жизнь кричит, защищаясь от зла. / Здравый ум замечает: «Не с нами… / Это было не с нами, не с нами, / Наша очередь не подошла!»

26.01.2012
Владимир БОНДАРЕНКО